10 сен 2018

10 сентября в 19:30 в "Порядке слов" состоится презентация альбома «Безнадежные живописцы» (СПб.: Авангард на Неве, 2018). В презентации примут участие Анатолий Заславский, Алексей Машевский, Илья Овсянников, Никита Ткачук, а также спонсор проекта Алексей Беляев (список уточняется). Модератором вечера выступит Валерий Черешня.

«Термин „безнадежные живописцы“ возник давно, когда лет двадцать назад живопись была принципиально неактуальна в сознании художественной элиты. Сейчас кое-что изменилось и безнадежность в негативном смысле исчезла из этого термина. Осталась только безнадежная любовь к живописи. Художники, принадлежащие к этой группе, самые разные, с разными традициями, с разными амбициями, с разным образованием, разного пола и возраста. Объединяет их уже понятно что — безнадежное предпочтение живописи всему остальному».
А. Заславский

«Человек же, оказавшийся в среде сплошных симулякров, снова пытается обратиться к реальности, нащупать в мире, ставшем циничным и воистину безнадежным, хоть что-то подлинное, соответствующее его — человека — духовно-смысловой природе. Пришло время „собирать камни“, то есть с особым вниманием отнестись к тем формам художественного контакта с действительностью, которые на протяжении тысячелетий были органичны для существа вида homo sapiens. Одной из таковых является живопись в ее традиционном понимании работы красками на плоской поверхности, становящейся в результате не копией, не подобием, не отражением видимого глазом пространства, а его странным двойником, впрочем, живущим по своим собственным законам — законам живописного языка.
Нарисованная на холсте роща ощущается нами как живая, не потому что изображает живые деревья и якобы „похоже“ передает стволы на фоне голубого неба, а потому, что, наблюдая взаимодействие красок, движение мазков, лепку форм, мы переживаем эту сложно развертывающуюся жизнь свето-цветовой материи как эквивалент жизни вообще, и, согласно платоновской теории анамнезиса, припоминаем свое ощущение включенности в бытие, контакта с природой. Правда, чтобы это „припоминание“ состоялось, нужно видеть и знать специфический язык живописного произведения».